Главная
Однофамильцы (2)
К списку сообществ
Подписаться


Однофамильцы (2)

Кузьмицкие

В сообществе, связанном с фамилией Кузьмицкие, Вы сможете, общаясь с однофамильцами, узнать происхождение, историю фамилии, найти дальних или близких родственников. Здесь же можно узнать о распространении людей с фамилией Кузьмицкие по нашей стране и в мире, а также разместить объявление о поиске человека.

Для того, чтобы иметь возможность писать в это сообщество, необходимо авторизоваться. Если Вы не являетесь пользователем GenoLink, Вам нужно зарегистрироваться.

После регистрации Вы сможете создавать свое генеалогическое древо, семейные фотоальбомы, вести семейный архив, всегда быть на связи со своими родственниками и друзьями.

       
Мемедик 10 января 2014 | 08:49

Род Кузьмицкие

Здравствуйте уважаемый Алексей! С большим интересом прочитала Вашу статью. Спасибо. Очень интересно. Не знаю, отношусь ли я именно к этой ветви, но думаю, что у людей с фамилией Кузьмицкие был общий предок, поэтому все мы родственники. Мой отец Кузьмицкий Михаил Иванович родом из деревни М.Радваничи.Его мама, моя бабушка, Кузьмицкая Анастасия Акимовна, вышла замуж за Пучика Тимофея (отчество, к сожалению не знаю)и родила ему двух сыновей, моего папку (Михаила) и Леню (папкиного брата). Потом, во время войны, с дедом Тимофеем что-то случилось (к сожалению не знаю, что) и он погиб. Бабушка вторично вышла замуж за Кузьмицкого Ивана (совего однофамильца)и родила еще двоих сыновей-близнецов Ваньку и Вовку. Из Радваничей они переехали в Бресте, где-то в 50-х годах и построили дом, где родилась я и все мои сестры и братья.Была бы рада еще с кем-нибудь из этой фамили познакомиться.
Читать  |  Комментарии (0)
 
Алексей Манец 21 марта 2010 | 06:35

история происхождения

РОД КУЗЬМИЦКИХ

Как я уже упоминал, два брата, Михаил и Иван Кузьмицкие, приехали в Брест из России во времена Се¬верной войны (война Речьи Посполитой и России со Швецией в 1700-1721 гг.), сопровождая обозы с оружием и провизией. В Брест- Литовском для снабжения русской армии организовывались провиантс¬кие склады. В1706 году Брест посещает Петр Первый. В этом же году шведские войска штурмуют, захватывают и опустошают город. Разрушения были настолько сильны, что Брест на 4 года был освобожден от всех государственных повинностей. В этом сражении Ивана ранило. Михаил, или Михась, как его называли в народе, вынес раненого брата за город. После выздоровления Ивана братья решили начать мирную жизнь. Для этого выбрали место труднодоступное, чтобы избежать незваных гостей.
Обзавелись семьями. Внук Ивана участвовал в национально- освобо¬дительном восстании под руководством уроженца Брестчины Тадеуша Костюшко и в 1794 году погиб. А в 1812 году мужская часть рода Кузьмицких сражалась в партизанских отрядах против французов, помогая третьей русской армии генерала А. П. Тормасова. После перемещения военных действий в Западную Европу некоторые из рода Кузьмицких ушли в город, другие стали обживать новые земли, занимаясь ее обработкой. Жизненный опыт подсказывал, что «оседать» семье лучше подальше от города.
Кузьмицкие славились «золотыми руками» по плотническому делу. Мастера были известные.
В1832 году высшее наблюдение за строительством Брестской крепости было возложено на наместника Царства Польского — генерала-фельдмаршала князя Варшавского, графа Эриванского И. Ф. Паскевича. Тогда были выделены и деньги на строительство крепости. Нанимались мастера для возведения сооружений. В их числе оказались Григорий и Гавриил Кузьмицкие. Но в 1848 году из-за отсутствия финансовых средств строительство крепости было приостановлено. В 1851 году Кузьмицкие принимали участие в строительстве каменной церкви святой Бригитты.
В 1860-х годах строили железную дорогу от Бреста до Киева и от Бреста до Варшавы.
(В 1869 году пущена в эксплуатацию железная дорога Брест — Варшава, а в 1873 году Брест — Киев.)
Для строительства нужны были шпалы. Хороший строевой лес, пригодный для этих целей, рос на холме, в пяти километрах от деревни Антоново. То место называли «Казна», по той причине, что лес там был «казенным», т.е. государственным. И летом 1865 года в те места приехали на конных подводах первые заготовители шпал Кузьмицкие. Их на¬зывали «Бенцари» или «Тесари шпал». Для начала они построили из жердей и веток небольшие шалаши. Их жилища были похожи на зеленые будки. Оттуда и название поселения — Зеленые Буды. Затем привезли смоловарню. К осени выросли первые дома. На месте вырубленного леса выкорчевывали пни и пахали под огоро¬ды землю. Постепенно обосновывалось и крепчало селение. Чуть позже за Зелеными Будами поселилось несколько семей стекло¬дувов, образовав урочище Гута.
Стали жениться, выходить замуж. В 1869 году в семье заготовителя шпал Кузьмицкого Григория родился сын, которого он назвал в честь брата Гавриилом. В 1887 году Гавриил Кузьмицкий женился на однофамилице Кузьмицкой Прасковье, дальней своей родственнице (это дед и бабушка моей мамы). В деревне Зеленые Буды они построили из крепкого все еще сочащегося слезой сосняка, просторный, добротный дом. Архитектурным строением он мало, чем отличался от других двадцати домиков, равномерно раскинутых по обе стороны единственной улочки, убегающей в сосновый бор.
Жители этой деревушки, занимались не только заготовкой леса, но и сель¬ским хозяйством и не назывались бедняками только потому, что жили в условиях, которые существовали повсеместно и считались общепринятыми. Жили по законам совести, по самым высшим неписаным законам, к соблюдению которых на протяжении всей своей истории стремилось человечество. Мой прадед и прабабушка руководство¬вались лишь одной единой заповедью: не работать — это великий, самый тяжкий грех.
Их жизнь текла ровно, монотонно, по однажды заведенному по¬рядку для каждого времени года. Прасковья часто рожала детей, но выживали лишь те, что были покрепче. Дети с малолетства помогали родителям по хозяйству. Первая мировая война круто изменила их жизнь.
Так к середине августа 1915-го русские войска, в связи с угрозой ок¬ружения, оставили Брест. При отходе часть только что построенных сооружений были взорваны.
Подобно разбойникам, русские солдаты, отступая, опустошали все на своем пути. Деревни погрузились во тьму и хмарь, в болотные марева, которые ползли от деревни к деревне.
18 августа 1915 году горе пришло и в Зеленые Буды. Беда свила гнездо под соломенными крышами хат. Над хутором разлетались команды солдат «сжечь все, ничего не оставлять немцам».
Заполыхали добротные строения Гавриила и Прасковьи. Повсюду слышались рыдания с проклятиями, рвущие душу стоны с молитвами, царило отчаяние с разбитыми в дым надеждами. 19 августа 1915 года погрузили они на телегу оставшиеся от пожара свои пожитки, усадили в нее детей: Софью, Якова, Пелагею, Павла, Филиппа, Кирилла, Миха¬ила. (Екатерина в Россию уезжала из деревни Радваничи с отцом мужа.) Простились с родным кровом, вернее с пепелищем родного крова, с полем, с деревушкой. Тронулись в нелегкий и опасный путь. По лесам и дорогам мыкались белорусы, гонимые бедами в Россию. 24 августа 1915 года, в возрасте 45 лет, в дороге умер от тифа глава семейства Гавриил.
Плакала Прасковья, уронив голову на небольшой земляной холмик у березки, сверху которого вместо креста положили всего лишь камень. Похоронив мужа, Прасковья, осипшая от плача, медленно шла за телегой.
Было больно, очень больно: смерть отняла у нее любимого человека. С этой болью Прасковья теряла, прежде всего, веру в мирное и справедливое устройство жизни. Уж слишком много она за свою недолгую жизнь испытала, чтобы сохранить былую способность надеяться на лучшее. Но нужно было держаться, держаться ради детей. Сдавленное горем сердце снова стало испытывать не только боль, но, и ответственность за детей. Впереди были многие километры, долгие, трудные километры, которые необходимо было преодолеть. Через полгода, подгоняемые бедами войны, они достигли Самарской губернии.
Все в их жизни было сумбурно, непредсказуемо, несуразно, как жаль, что именно так и бывает в реальной жизни.
Без крова, больные и голодные, они бродили по деревням в поисках пищи и тепла. Дети были уже взрослые, и после ряда мытарств им удалось наняться в работники к людям. Жить стало легче, было что поесть. Спустя многие года бабушка Пелагея, вспоминая те четыре страшных и опустошительных годы жизни в изгнании, рассказывала своим внукам, что только любовь к детям, сочувствие к их страданиям дали силы для выживания ее матери Прасковье.
Все было за эти годы: приюты, убежища, скорбь, страдания, учеба и даже любовь. Павел там закончил четыре класса, и считался по тем временам образованным. А в Якова влюбилась поповская дочь. Сколько ни уговаривали, чтобы остался, но тоска по родным местам была сильнее. Яков делает выбор вместе со своей семьей вернуться домой, в Белоруссию. Удары судьбы зажгли искорку в сердцах людей, зачерствевших в тяготах их бродячей жизни, и от этой искры жарче затеплился еле тлевший под золою жар родственного чувства. И летом 1919 года Прасковья с детьми тронулись в обратный путь.
Говорят, что все вершит Его Величество Случай. Осознание необхо¬димости возникает потом. Но оно лишено чистоты помысла. Случись так, что лошадь наступила бы на мину не передней ногой, а задней, в живых не было бы ни Филиппа, ни Павла (они сидели впереди повозки). Моя бабушка всегда считала, что каждому человеку отпущено Богом столько времени, сколько написано на его роду. Но, вспоминая этот случай, когда осколок от разорвавшейся мины пролетел мимо ее головы, утверждала, что не Бог тогда ее защитил, а только случай¬ность, она в это время наклонилась, чтобы поднять упавший платок. Лошадь погибла. Делать было нечего, впряглись сами. Тревога охватывала их каждым шагом, ибо одно неверное движение было равносильно смерти. Но шли и шли, потому что их возвращение окрыляла великая надежда осуществить заветную мечту — быть дома, это и придавало им нечеловеческие силы. Сначала они шли в сапогах, затем босые, но, стиснув зубы, едва ступая израненными ногами, брели дни и ночи от деревни к деревне. Робко останавливались на пороге, прося подаяния. От бродячей жизни вся их одежда пришла в негодность, превратилась в лохмотья. Иногда им давали приют, иногда гнали прочь.
Так повторялось изо дня в день. Шли не останавливаясь, не отдыхая, короткий сон, вернее забытье, не приносил отдыха, а те крохи, которые они проглатывали наспех и на ходу, не утоляли голода.
Такого рода решимость являлась бесспорным признаком либо безумия, либо отваги, необычной даже для самого смелого человека, но существовали в то время важные обстоятельства: желание увидеть родные места, принудившие семью пренебречь всякой осторожностью, чтобы вернуться домой.
В таком душевном состоянии семья приближалась к дому. Холодно и голодно встретила их родимая сторона. В лохмотьях и заплатах стояли дома. А у Прасковьи не было даже и такого. В деревушку стали возвращаться и другие беженцы.
Как ни велики были материальные и людские потери, люди вновь и вновь обживали свои родимые места, отстраивали дома, и жизнь пошла своим чередом. Дети Прасковьи с малолетства были приуче¬ны к труду и трудностям. Поэтому сразу же занялись обустрой¬ством: вырыли землянку, соорудили из жердей нары. Какое ни есть, а все ж жилье. Затем пошли служить к пану. Платой была ржаная мука. Но и ее было очень мало. Поэтому зимой из леса приносили липу. Пилили на опилки, мешали их с невеяной мукой и пекли хлеб. Весной ко всему этому добавляли крапиву и лебеду. На вид он был как настоящий, даже пах хлебом. Но лебеда горчила, а крапива притор¬но пахла гнилым огурцом. И вскоре такая еда сказалась на здоровье — стали болеть желудки.
Бессонница, лихорадка, тревоги, надежды и ожидания, разрушив¬шие покой их дней и ночей, не могли длиться вечно. Постепенно все крепче становился род Кузьмицких на ноги.
За годы пребывания в Самарской губернии скопили несколько золотых монет. Хотя и холодно было, и голодно, но не тратили эти деньги. Сберегли и весной купили лошадь и корову.
С этого и началось хозяйство, которое к осени окрепло. Срубили новую избу, сарай. Раскорчевали лес. Посадили огород.
Лишь тот, кто претерпел недуг, знает счастье исцеления, лишь тот, кто изведал бессонные ночи, знает всю сладость обретенного сна.
Тот, кто вернулся домой, полнее радовались жизни. И они радовались. Стали играть свадьбы. Возрождалось все, что указыва¬лось вековыми традициями и обычаями, которые зародились в глу¬хие древние времена и которые сохранились до нашего времени.
Моя бабушка Пелагея рассказывала мне о народных приметах. Какие-то из них я помню до сих пор и верю им. Например, чтобы обезопасить себя от беса, во время грозы нельзя было ходить с растрепанными волосами, в подоткнутом платье. Народная примета связывала качество покоса с петровками. Если на Петров день пойдет дождь, то сенокосы будут мокрые. Петровки — июльский праздник. Под Петров день следили за восходящим солнцем, связывали его игру с видами на урожай. К этому дню выпекали первые хлеба из нового урожая, приносили с поля первый сноп. Связаны с этим днем и земледельческие приметы: если в этот день с утра облачно, то сев должен быть ранним и можно ожидать обильного урожая.
Ильин день отмечался в начале августа. Считая Илью властителем ветров и дождевых туч, Прасковья пересказывала различные приметы своей дочери Пелагее, а та — моей маме и мне.
С Ильина дня вода стынет. На Илью—лето до обеда, осень — после обеда. Муха до Ильи кусается, а после- запасается. До Ильи мужик купается, а с Ильи с рекой прощается. Существовали у них и долгосроч¬ные прогнозы погоды. Если урожайное лето, это предвещает холодную зиму. Если лето бурное, значит, зима будет с метелями. А если обилие ягод летом — быть холодной зиме. О краткосрочном прогнозе погоды говорили такие приметы.
Если голос звенит, будет ясно. Радуга утром — к дождю. Вода в реке пенится — тоже к дождю.
Погоду определяли по поведению птиц и насекомых. Воробьи сидят напыжившись — к дождю. Ласточки задевают крыльями поверхность воды — тоже к дождю. Пчелы поздно вечером возвращаются в улей — к дождю. Определяли предстоящую погоду по растениям. Клевер сближает свои листочки, наклоняется — перед ненастьем. Перед грозой лес притихает. И еще несколько народных примет: правая ладонь чешется — к прибыли, левая — к убытку. Локоть чешется — к горю. Муха попала в питье или в еду — к подарку.
Читать  |  Комментарии (0)
     
Написать в сообщество
Имя  
Фамилия  
Пол  
EMail      
Никнейм    
Тема  
Сообщение  
Метки
© 2008-2013 GenoLink
Помощь Обратная связь   Rambler's Top100